Лана (svetik_swetiki) wrote in calipsyashci,
Лана
svetik_swetiki
calipsyashci

Маренго (цветные миниатюры)

Девочки, привет! У меня небольшие проблемы, всем отвечу чуть позже, а пока почитайте, пожалуйста... Это кагбэ черновик, а потому жду добавлений, замечаний, советов! )))



(Маренго (произносится [марэ́нго]) — один из оттенков серого (чёрный с серым отливом)))
**********************

       Сонька открыла глаза, но тут же зажмурилась и сладко потянулась: хорошо-то как!
Только вчера поздно вечером она вернулась из недельной командировки, а ещё в дороге позвонил начальник и сказал, что даёт ей на сегодня выходной. Сонька звала его Лешим за неулыбчивый и неразговорчивый, но добрый характер. Нужно вот только съездить в "контору" и отвезти документы и всё - свобода!
Серый осенний день уже сочился в окна, растекался по комнате и собрался было начать бормотать свои извечные жалобы, но Сонька весело отмахнулась от него и убежала в ванную...

... Как славно! Приветик, родной душ! Ой, моё любимое мыло с бергамотом кончается... Не забыть бы купить сегодня... Полежать бы в ванне, но некогда... Так, ещё голову... А то не причёска, а взрыв на макаронной фабрике... Кажется, кофеварка звякнула... Полотенце... Тапки... Халат... Всё!..
Эспрессо!.. Какое наслаждение! За неделю так осточертело это "неизвестно-что-три-в-одном"!..
Мир за окном... Окно в мир... Всё так же, как и неделю назад... Впрочем, не совсем - собака сидит у края детской площадки... Ждёт, наверное, кого-то... А сама серая, как день... Ой, а время-то!..

      Подхватилась, весенним ветерком промчалась по квартире... Хлоп! Дверь печально посмотрела ей вслед и вздохнула...
А Сонька вылетела из подъезда, взглянула на неподвижно сидящую собаку ("Печальная какая... Чья, интересно?..."), но вывернувший из-за поворота трамвайчик призывно звякнул и Сонька едва успела прыгнуть в закрывающиеся двери. Рванувшие было следом разбросанные по мостовой кленовые листья взметнулись хрустящей стайкой... Да где им! Разве догонят...

Серый пёс лёг на землю, положил морду на лапы и прикрыл глаза. Он просидел здесь всю ночь. И всё утро...

... Все бегут куда-то... И вон та рыжая тоже промчалась... Все спешат... Кроме Него... Его уже никогда не будет... Ни-ког-да... Страшное слово. И невозвратное... Некуда идти... Останусь тут... Кончится день - кончусь и я... Нечего ждать... Незачем жить...

...Сонька вихрем промчалась по скверику, успев, однако же, заметить женщину в красной беретке и длинном шарфе в тон, с изысканно-нарочитой небрежностью обёрнутым вокруг шеи. Это тётя Руфа, недавняя Сонькина знакомая, она часто гуляет в этом сквере и Соньке нравится с ней поболтать о жизни и вообще... Сонька улыбнулась, взмахнула приветливо рукой и скрылась, проскочив под аркой выхода...

... Тётя Руфа любила утро. Даже такое - серое, предзимнее... Деревья в сквере будто тянули голые ветви к небу в беззвучной мольбе, сухие скукожившиеся листья хрипло кашляли под ногами, но в свежем морозном воздухе было разлито ожидание. Ожидание чуда. Чуда первого снега. И от сопричастности к этому ожиданию в душе возрождалось что-то детское, светлое, восторженное...

... Тихо как сегодня... Даже дедков-шахматистов что-то не видать... Берёзки-бесстыдницы совсем голые стоят (смеюсь)... Снега хочется... Чтоб белый, пушистый, и чтоб под ногами тихонько пел: скрип-скрип... А Сонька опять куда-то помчалась... Вот ведь неугомонная! Люблю её, славную. Каждый раз, когда вижу, улыбка сама собой на лице появляется - так она похожа на меня, только лет "...надцать" назад...

... В "конторе" царила обычная суета, хлопали двери, впуская и выпуская сотрудников, вздрагивали лестницы от тонкого цокота шпилек, шуршали бумагой принтеры и факсы. Сонька, сдав документы, поболтала с девчонками в отделе, рассмеялась на их всегдашний вопрос "Жениха не нашла?", перекинулась парой слов с дядей Васей, охранником, и помчалась в осень, отсчитывающей свои последние денёчки...

...Вечер обрушился внезапно. Фонари подслеповато щурились в хмурое серое небо в тщетной надежде увидеть хотя бы месяц. Сонька спешила домой, а в сумочке уютно устроились пресные бабушкины лепёшки и баночка гречишного мёда. В ушах ещё звучали наставления теплее одеваться и обязательно пить мёд на ночь, и Соньке от этого было тепло и улыбательно...

Подходя к дому, она опять увидела утреннего серого пса. Остановилась. Пёс поднял голову и посмотрел пустым, безжизненным взглядом. Прямо в глаза.
- Ты чей?
Молчание.
- Судя по шерсти, ничей...
Сонька присела на корточки.
- Это неправильно. Нельзя быть ничьим.
Собака нерешительно шевельнула хвостом ("О чём это она?")
- Пойдём ко мне.
Сонька встала, сделала шаг, обернулась.
- Идём!

... Спустя час отмытый от осенней пыли, расчёсанный и с укороченной шерстью там, где были колтуны, сытый Дымок слушал, сидя на кухонном стуле, что он теперь Маренго (потому что цвет у него именно такой, а вовсе не серый), а по-домашнему - Марик, и что теперь всё будет хорошо, и они будут гулять в сквере, и ...

     Вдруг Сонька замолчала. Дымок (он же Марик) проследил за взглядом новой хозяйки и увидел, что она смотрит в окно. Там, в оставленном им сером мире, совершалось чудо. Пушистые белые хлопья медленно перекрашивали дома, деревья, асфальт и даже нахохлившихся на краю крыши сизарей, останавливая осенние часы и запуская новый отсчёт - зимний.

     Девушка и пёс смотрели в окно. Кончился серый день. Совсем. И для всех...
Tags: Сонька сочинялка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments