zimorodoc (zimorodoc) wrote in calipsyashci,
zimorodoc
zimorodoc
calipsyashci

Category:

Невозвращенец. Пройдет и это.

Я пишу о жизни обычных женщин, скажем, дальних знакомых или о тех, о ком подслушала случайно. Не судите строго:)))). Политические процессы и пандемии, не затронувшие мою внутреннюю сущность не отражаются в моих постах. Я прожила большую жизнь, дом и семья были интереснее, чем внешние события и все преобразования в общественной жизни и политике. Ко многому а мире я относилась так - "пройдет и это".

Лева ровно месяц не был дома. Сейчас он подходил к знакомому подъезду. Пикнул замок домофона, щелкнул и загудел лифт. Поворот ключа, дверь тамбура легко приоткрылась, сердце немного сжалось в груди. "Ччерт.. -" - Лева наступил на что-то. В полутьме тамбура у их порога выставлены какие-то черные мешки... Немного постоял, позвонил, ключом постучал в дверь квартиры:"Даша, Даша!"
Тишина. К двери никто не подошел. И вчера весь день "номер абонента недоступен..". Мешки с мусором за порогом. Что за ерунда, на Дашу совершенно не похоже. Игореша тоже неделю не отвечает на отцовские звонки. Лева решительно открыл квартиру. Закатное солнце било в окна гостиной - гардины сняты с окна, шкафы распахнуты, все разбросано. Это у Даши-то... У Левы похолодели руки, он прошел в спальню. Дальше все было как в бреду: на их огромной кровати, вытянув руки вдоль туловища, навзничь лежала Даша. Глаза закрыты. Лицо осунувшееся, бледное-бледное, он почти не узнавал ее. "Даша, Даша" - тишина в ответ. Он схватил ее за плечи, начал трясти. Дашка вдруг очнулась, безумными глазами посмотрела на него.

"Даша!!! Что случилось?".
"Что? - да ничего. А ты что здесь делаешь?"
"Даша, я звоню тебе уже сутки, ты не отвечаешь, телефон молчит, звоню в дверь - тишина, дома - погром. Может, ты мне расскажешь?".
"Идиот. Чего рассказывать-то? Я генеральную уборку не успела доделать. На днях Игорь приезжает, сессию сдал, каникулы. Что за ерунда, напугал до смерти. Вчера с пяти утра все чистила-драила, осталась гостиная - звонит начальник уже к вечеру - срочно на работу. Партусиха в запое, на смену не вышла. Работать некому, машина уже выехала. Что мне было делать? Утром вернулась - больше суток на ногах - отключила всё и вырубилась. Чуть до инфаркта не довел. Говорю, идиот..."
Лева отходил от пережитого шока.
"Даш, мне вещи летние нужны. Я возьму?"
"Да на здоровье. В кладовке сумки - там и зимние, и осенние, и весенние и вечерние и прочая".
Лева явно не ожидал такого приема. Месяц, как он почти без объяснений ушел от Дашки. Собирался давно. Не один год. Надоело врать, изворачиваться и тут, и там. В конце концов, Мила помахала перед его глазами теми самыми полосочками пресловутыми. Несколько лет, прожитых меж двух женщин, лишили Леву ровного жизненного уклада.
Даша жила все эти годы, не замечая ничего: дом, работа, сын, интересы сына, - а он, Лева, до последнего оставался центром ее маленькой вселенной. Дашку было не выбить из привычной наезженной колеи. И вроде она ему и не осточертела, и ему с ней было весело, надежно, он любил их уютное гнездышко, вечеринки с друзьями. Все друзья у них с Дашей были общими. Вырастили детей коллективно, жили неподалеку, выходные часто проводили веселыми компаниями.
А несколько лет назад случайная встреча с Милой перевернула его жизнь. Да, Милке чуть за двадцать, а Дашке почти сорок. Дашка доверчивая, простая, открытая, необидчивая. Он часто смеялся и говорил - Дашка, ты моя газета "Правда". Высокая и тоненькая, Дашка в свои 40 носилась зимой и летом в джинсах, кроссовках или сандалиях с рюкзачком за плечами. Стремительная, спортивная, жизнерадостная - лицо без грамма косметики - рядом с сыном она выглядела как его ровесница.
Совсем другое дело - Мила. Он записался на стрижку и попал к Миле. Сорок минут девушка небыстро, плавными, осторожными движениями орудуя ножницами, стригла его густую шевелюру. В конце низковатым, протяжным голосом тихо попросила прощения: она еще и месяца не работает - молодой мастер. "Если вдруг что-то не так, позвоните, я поправлю." Нежное лицо заливалось румянцем, синие глазищи с огромными ресницами почти налились слезами. "Вот моя визитка с телефоном...". Тонкие изящные пальцы с аккуратным маникюром, фартук перехватывает тонкую талию, а там повыше - бюст приличных объемов под белоснежной футболкой.
Что-то Леве торкнуло и он точно понял, что стрижку через несколько дней надо будет подправить. Точно-точно.
Ну, а дальше по сценарию. Сценарий за несколько лет прошел от "конфетов и букетов" до теста с двумя полосками и криками Милы, что она все расскажет его жене. Что жена Левкина дура старая, ничего не догадывается, у нее ранний старческий маразм, таких лохушек еще свет не видывал и все в таком духе. Короче, после нескольких лет пустых обещаний и страстных встреч, Милу сорвало.
Тем более родители Милы были в курсе всех их дел, встречи происходили уже открыто у Милы дома. Лева перестал стеснятся родителей Милы, познакомился со всеми ее родными и подругами.
И только Дашка пребывала в своих удобных "розовых очках", и даже намеки подруг до нее абсолютно не доходили. Такая собранная, умная, но в жизненных вопросах немного летящая. Серьезно, она совершенно не понимала того, на что ей намекали. Она даже сама видела раз Леву в их машине и рядом девушку, вечером спросила Леву, он сказал, подвез сотрудницу после работы. Ну что? Вас что, ни разу никто не подвозил с оказией??? Девчонки, да ну вас. Мелете всякую чушь. Следите за своими мужиками, за своим она сама приглядит. Ее Левка - никогда так не поступит. Он самый. Самый-самый. Ее солнышко, ее сердечко.
Но вот поступил, сумел. Раз вечером пришел с работы, все выложил одним духом, развернулся и ушел. Сказать, что он огорошил Дашу - значит, ничего не сказать. Ночь она просидела не шевелясь на кухне, не сводя глаз с телефона, что она ждала, на что надеялась - не понятно. Утром пыталась дозвониться - в ответ привычное про абонента.
Потом начала вспоминать задержки мужа с работы, частые командировки идиотские безденежные.
Прошел месяц. От стройной Дашки осталась половинка. Левка не позвонил ни разу, ни зашел. А ей было страшно набрать его номер и опять услышать то, что он вывалил на ее глупую голову...
Странно, но через месяц Дашка однажды утром, наконец, вздохнула полной грудью и заметила кучу пыли и хлама в квартире. Первая ее мысль была, наконец, не о Левке:"Бабушка, какое счастье, что ты оставила мне эту квартиру". Глаза открылись - за окном июньское сонце, деревья под окнами - буйствуют, велик с балкона еще ни разу не выгоняла в этом году проехаться... А в квартире-то сколько грязи - аааа. Игореша едет - ураааааа, все сдал почти и все успешно - умняша мамулин....
Дашка сорвала пыльные гардины с окон - и завихрилась по квартире. Во всю орало радио, она как заводная тера, мыла, будто оттирала вместе с пылью свое прошлое, свое бесконечное доверие, беспечную любовь.
Левка казался всегда ей идеалом мужчины, счастьем, которое ей упало в ладони... И вот так, как-то грязненько, оказывается, все закончилось. Ей было стыдно друзей, подруг. Она почти не плакала, все слезы остались внутри и не давали дышать. Сама чувствовала себя облитой чем-то гадким, липким...
Но вот и всё. Всё окончено. Дальше будет лучше.
Дашка твердила эту фразу, словно мантру и домывала квартиру. Она валилась с ног от усталости, а вечером ее вызвали на работу. Она злилась, ругалась, но отказать руководству было невозможно. Отчасти, это обязанность. Затем бессонная ночь на ногах. Трудная, нервная смена и домой. "Отосплюсь сегодня,завтра успею убраться и на рынок сбегаю, а там целых два месяца с сынулей". Урраааа. Жизнерадостное Дашкино внутренне "я" взбунтовалось и требовало свободы. Дашка провалилась в глубокий спокойный сон, и вдруг такое пробуждение.... Ээээээ....
Если б пару недель назад.... Она бы рыдала на груди Левки и умоляла его вернуться. Но сейчас он как лишняя деталь в ее тщательно перебранном и вновь запущенном механизме.

А в Левиных глазах теплилась надежда на то, что она попросит его остаться, будет уговаривать. А она молчит...
Вот как! Да значит, она никогда его не любила. Никогда. Двадцать лет вранья. У нее кто-то есть, наверное. Она месяц его не видела, и ни одного вопроса.
Дашка запахнула халатик, крепко завязала поясок, стояла посреди спальни и выжидательно наблюдала за Левой.
"Лева, твои вещи в кладовой, за дверью. Принести?"
Лева развернулся и пошел за вещами.
"Даша, это самая большая ошибка в моей жизни".
Даша молча открыла входную дверь.
"Ключи отдай, пожалуйста..."

Tags: короткая проза, просто
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments