linalina20 (linalina20) wrote in calipsyashci,
linalina20
linalina20
calipsyashci

МИРЫ, В КОТОРЫХ МОЖНО ПЕТЬ

Оригинал взят у linalina20 в МИРЫ, В КОТОРЫХ МОЖНО ПЕТЬ
Оригинал взят у nataha4 в МИРЫ, В КОТОРЫХ МОЖНО ПЕТЬ
Одно из самых ярких впечатлений моего детства связано с прикрепленным на стене в прихожей телефоном. Я был слишком мал ростом, чтобы дотянуться до него, но всегда с изумлением наблюдал как мать или отец снимали трубку и говорили кому-то, сидящему там внутри: «Пожалуйста, информацию». И не было в этом мире ничего, чтобы не мог знать тот, сидящий внутри маленький чудесный человечек. Он говорил родителям, какая будет погода сегодня днем или через неделю, сообщал в каких кинотеатрах какие идут фильмы…
Однажды, когда родителей не было дома, я увидел, что на кухне из плинтуса торчит маленький гвоздик. Я решил забить его. Достал из папиного инструментального ящика молоток и, придерживая гвоздик указательным пальцем левой руки, чтобы тот не согнулся от удара, стукнул молотком по шляпке. Молоток соскользнул, и основная тяжесть удара пришлась по пальцу.
Боль была ужасной. Но плакать и кричать не имело никакого смысла – рядом не было никого, кто мог бы меня пожалеть. Зажав палец во рту, посасывая рану, я молча бегал по квартире. Зачем-то толкнул плечом дверь в прихожую. Она распахнулась. И неожиданно меня осенило – Телефон! Я быстро притащил с кухни табуретку, подставил ее к стене, забрался, дотянулся до телефонной трубки, поднял ее с рычажка и произнес волшебную фразу:
- Пожалуйста, информацию.
В трубке что-то один или два раза щелкнуло и тихий женский голос мягко произнес:
- Информация.
- Я поранил свой палец молотком, - всхлипывая пожаловался я в трубку.
- Дома кто-то есть? – спросил голос.
- Нет, - ответил я.
- У тебя течет кровь?
- Крови нет, но мне очень больно и палец становится синим.
- У вас есть в доме холодильник?
- Есть.
- Достань из холодильника кусочек льда, приложи его к пальцу и держи. Скоро все пройдет. Будь молодцом, - ободрил меня голос.
После этого события я обращался в Информацию по всякому случаю. Став школьником, просил находившуюся на другом конце провода женщину помочь мне в решении задач по математике или подсказать по географии, где находится Амазонка. Она знала, как правильно писать слова, чем лучше всего кормить бурундуков в парке. С ней можно было говорить обо всем на свете.
- Не могли бы Вы сказать по буквам, как правильно пишется слово «парашют»?
Когда умер наш домашний любимец кенарь Пит, я тоже позвонил ей. Она произнесла обычные фразы, которые говорят взрослые, чтобы успокоить детей. Но я был безутешен.
- Почему от маленькой птички, которая так чудесно щебетала, приносила столько радости в дом, которую все так любили, остался лишь комочек перьев на дне клетки?
Она помолчала некоторое время и затем, вероятно, почувствовав глубину моего горя, тихо сказала:
- Пауль, пожалуйста, всегда помни, что есть и другие миры, в которых можно петь.
Каким-то образом мне стало немного легче от этих слов.
Все это было в те далекие времена, когда мы жили в маленьком городке на берегу Тихого океана, недалеко от Сиэтла. Когда мне исполнилось девять лет, мы переехали на другую сторону континента – в Бостон. Мне очень не хватало того тихого мягкого женского голоса, готового в любую минуту прийти на помощь. Голоса, которому можно было доверять все свои секреты.
Прошло много-много лет. Я всегда помнил то безмятежное чувство безопасности, защищенности, которое было у меня в детстве благодаря незнакомой мне работнице службы информации. В минуты сомнений, жизненных неурядиц я иногда ловил себя на мысли, что будь ее голос в пределах досягаемости, и все проблемы разрешились бы сами собой. Сколько внимания, сердечности, доброты было в этих отношениях женщины и маленького мальчика!
Однажды я возвращался от своей сестры в колледж, и по пути самолет совершил посадку в Сиэтле. У меня оказалось полтора часа свободного времени до пересадки. Я набрал номер телефонного оператора в моем родном городке и попросил:
- Пожалуйста, информацию
К моему удивлению до боли знакомый голос из детства ответил:
- Информация.
- Не могли бы Вы сказать по буквам, как правильно пишется слово «парашют»? - неожиданно для себя произнес я.
В ответ повисла долгая пауза, а затем я услышал:
- Я полагаю, Ваш палец уже зажил.
Я рассмеялся:
- О! Это действительно - Вы! Фантастика! Вы не представляете, как много значили для меня все это время.
- Вы, возможно, будете удивлены, но и для меня Ваши звонки тогда значили очень много. У меня никогда не было детей. Я всегда ожидала от Вас звонка как подарка. Мне не просто приятно было быть нужной для Вас, но благодаря Вам моя жизнь наполнялась гораздо большим смыслом - ответила она.
Я рассказал ей, что часто вспоминал все эти годы наши разговоры по телефону и спросил, будет ли она возражать, если я позвоню еще раз, когда случиться останавливаться в Сиэтле.
- Конечно, - ответила она. – Просто спросите Салли, если ответит кто-нибудь другой.
Три месяца спустя я снова оказался в аэропорту Сиэтла.
- Информация, - услышал я в трубке незнакомый женский голос.
Я спросил про Салли.
- Вы ее друг? – спросила женщина.
- Да, и очень старый.
- Мне очень жаль. Последние несколько лет Салли работала у нас на полставки. Она умерла две недели назад.
Я молчал.
- Алло, Вы еще здесь? – спросила меня женщина.
- Да, я слушаю.
- Салли оставила небольшую записку на тот случай если Вы позвоните. Прочитать?
- Да, - ответил я.
- В записке написано: «Передайте ему, что есть и другие миры, в которых можно петь. Он знает, что я имею в виду»
Я поблагодарил и повесил трубку. Я знал, что Салли имела в виду


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments